Војна смотра

Два интервью двух генералов Алексеева и Брусилова

39
22 мая 1916 г. гром орудий артиллерии Юго-Западного фронта возвестил начало коренного перелома в Первой мировой войне. В этот судьбоносный период – летом 1916 года – два генерал-адьютанта русской армии – начальник Штаба Верховного Главнокомандующего генерал от инфантерии М. В. Алексеев и главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта генерал от кавалерии А. А. Брусилов дали интервью иностранным корреспондентам. О чем думали в этот период русские генералы?


Итоговые результаты прорыва сформулировал британский военный атташе генерал-майор А. Нокс: «Австрийцев отогнали назад по фронту суммарной длиной 195 миль — из 255 миль, которые они укрепляли на протяжении девяти с лишним месяцев; при этом наступающая армия была по техническому обеспечению значительно слабее их собственной. Внезапный успех неприятеля, который, как они считали, был решительно разбит в 1915 г., стал для берлинских стратегов грубым и неожиданным ударом. К тому же и момент был неудачный — наступление под Верденом было в полном разгаре и все сильнее сказывалось на людских ресурсах Германии.…» [Чеботарев Г. П. Правда о России. Мемуары профессора Принстонского университета, в прошлом казачьего офицера 1917—1959. М., 2007. С. 82]. Генерал пехоты П. Гинденбург писал: «На востоке русское наступление дошло до самого гребня юго-восточных Карпат, этой последней защиты Венгерской страны. Вряд ли можно было с имеющимися в нашем распоряжении силами удержать в наших руках этот важный пункт. И в местности перед северо-западной частью Карпат положение было очень напряженное» [Будберг А. П. Вооруженные силы Российской Империи в исполнении общесоюзных задач и обязанностей во время войны 1914—1917 гг. Париж, 1939. С. 18].

Кризис Германского блока.
Ярчайшей иллюстрацией кризиса в стане противника явились тенденции в сфере его верховного командования: произошла смена начальников Полевых Генеральных штабов - германского (генерал пехоты Э. фон Фалькенгайн оставил свой пост в августе 1916 г.), и австрийского (фельдмаршал Франц Конрад фон Гетцендорф был смещен в феврале 1917 г.).

Германские авторы в один голос твердят о тяжелейшем кризисе на Востоке.

Брусиловский прорыв стал самым выдающимся военным событием 1916 года. Он превосходил другие операции союзников и по масштабу захваченной территории, и по количеству уничтоженных и взятых в плен солдат противника, и по числу вовлеченных в бои вражеских соединений. Но в условиях затишья на Северном и Западном русских фронтах, а главное, когда союзники по Антанте вовремя не поддержали русского наступления, решительного стратегического результата достичь не удалось.

Немецкий военный историк О. фон Мозер отмечал, что на австро-венгерском фронте у Луцка была пробита брешь в 50 километров шириной, и если бы в такой критический момент англо-французские войска в конце мая перешли в решительное наступление на Французском фронте, то, если им даже не и удалось сразу добиться прорыва, они бы так сковали германский Западный фронт, что германское верховное командование оказалось бы не в состоянии удовлетворить настоятельную просьбу своего австрийского союзника о помощи. А такая просьба была передана уже 5-го июня (нового стиля) и, как отмечал немецкий историк, необходимость восстановить положение на галицийском фронте, южный фланг которого был снова отброшен к карпатским перевалам, потребовала переброски в июне и июле на Восточный фронт всех германских резервов – всего что только можно было выделить на Французском, позднее и на германском Восточном фронтах и, наконец, в Македонии. Лишь в этот период немцами было переброшено в Галицию 20 дивизий. «Но эти части приходилось поспешно бросать в бой для поддержки, заполнения разрывов и контратак прямо с пунктов высадок и, таким образом, жертвовать этими частями, так как австро-венгерцы продолжали отступать... В силу этого не удалось провести ни одного намеченного плана о переходе в решительное контрнаступление с целью ликвидировать наиболее опасный кризис на восточном фронте» [Мозер О. фон. Краткий стратегический обзор мировой войны 1914 - 1918 годов. М., 1923. С. 95].

Германская помощь союзнику была жизненно необходима.

Э. фон Фалькенгайн указывал, что без мощной германской поддержки очень скоро всему галицийскому фронту угрожал полный разгром. А вторжение русских войск в Венгрию либо новая угроза для немецкой Силезии, разумеется, были для германского Верховного командования абсолютно недопустимы [Фалькенгайн Э. фон. Верховное командование 1914—1916 в его важнейших решениях. М., 1923. С. 225].

Пассивность русских Северного и Западного фронтов также была на руку немцам, позволив оперировать резервами на Русском фронте.

Генерал-адьютанты о Великой войне.
В этот период видные представители русского генералитета прокомментировали сложившуюся стратегическую обстановку и показали свое видение хода и конечного исхода Первой мировой войны.

М. В. Алексеев дал интервью петроградскому корреспонденту газеты «Таймс» 9-го июля [Генерал-адъютант М. В. Алексеев о войне // Летопись войны 1914-15-16 гг. № 103. С. 1642-1643].

Генерал отметил, что на 48-й день после начала русского наступления отчетливо видно, чего удалось добиться союзникам на обоих главных фронтах мировой войны – Русском и Французском. Отметив подвиги французской, британской и итальянской армий, генерал сказал, что главная часть работы – еще впереди. Возможны временные неудачи и препятствия. Среди последних М. В. Алексеев назвал заминку под Барановичами и дожди, благодаря которым значительно поднялся уровень воды в реках Прут и Днестр.

Начальник Штаба Ставки отметил тенденцию сужения для противника свободы маневра по внутренним операционным линиям (в условиях начавшейся в июле активности Французского и продолжавшейся активности Русского фронтов) и кризис его резервов. Он сообщил, что: во-первых, противник уже не имеет, как в прошлом году, возможности атаковать союзников по очереди – по частям; во-вторых, германское командование израсходовало свои резервы, и информация о том, что внутри Германии «спрятана крупная резервная армия», оказалась ложной. Генерал указал на факт переброски на Русский фронт с Французского вскоре после 22 мая четырех дивизий: 19-й и 20-й пехотных (10-й армейский корпус), 11-й баварской и 43-й резервной. Таким образом, немцы смогли черпать ресурсы лишь с другого важнейшего фронта мировой войны – но никак не за счет резервных формирований из Германии. Именно поэтому активность западных союзников России на Французском фронте, в момент когда германские резервы из Франции двигались «в южном направлении, чтобы заткнуть огромную дыру, образовавшуюся после разгрома австрийцев», имела бы ключевое значение для скорейшего победоносного завершения войны.

Два интервью двух генералов Алексеева и Брусилова

М. В. Алексеев.

И действительно, одним из важнейших результатов наступления союзников летом 1916 г. стал острый кризис немецких резервов.

Французский генерал Бюа отмечал, что конец кампании 1916 года ознаменовал наиболее критический момент в приче германской армии эпохи Первой мировой войны – она еще никогда не переживала такого кризиса (не считая финального кризиса осенью 1918 года). Мало того что оборона Германского блока была прорвана сразу на двух ключевых фронтах – в конце мая в Галиции и в начале июля на Сомме, так еще и вступление в августе в войну на стороне Антанты Румынии окончательно расстроило всю австро-германскую оборонительную систему [Генерал Бюа. Германская армия в период войны 1914-1918. Расцвет и упадок. Маневры по внутренним операционным линиям. Париж-Нанси-Страсбург, 1922. С. 40].

Ключевым обстоятельством для преодоления противником кризиса резервов была разновременность усилий союзников на Русском (конец мая), Французском (начало июля) и Румынском (август) фронтах – именно это обстоятельство и спасло Германский блок.

Генерал Бюа, фиксируя плачевное состояние германских резервов, отметил, что 1 июля (нового стиля) германское командование имело в резерве 16 пехотных дивизий (в том числе 8 отдохнувших), к августу - 10 изнуренных в боях дивизий, и в сентябре - лишь 3-4 дивизии. Но операции Антанты стали затухать – и в октябре в резерве уже находились 12 германских дивизий [Там же. С. 43].

О кризисе немецких резервов в период Наступления Юго-Западного фронта и сражения на Сомме говорит и немецкий историк Х. Риттер, отметивший, что израненная Германия истекала кровью, и кризис резервов был настолько острым, что после оттока всех резервов в австрийскую армию, в резерве осталась лишь единственная кавалерийская бригада, и «в роли спасителей появились даже турки» [Риттер Х. Критика мировой войны. Пг., 1923. С. 142].

А. А. Брусилов дал интервью корреспонденту «Дэйли Кроникл» [Беседа с генерал-адьютантом Брусиловым // Летопись войны 1914-15-16 гг. № 110. С. 1760].

В нем генерал отметил катастрофическое положение австрийской армии в Галиции, значительная часть которой погибла: «Ее заменили новые войска, составленные, главным образом, из последних резервов, которыми еще располагает Австро-Венгрия. Кроме того, на русский фронт посланы войска с итальянского фронта и некоторое количество германских частей, снятых с северного участка русского фронта и перевезенных из Франции. Таким образом, в настоящее время на южном участке фронта сосредоточена австро-германская армия более многочисленная, чем та, которая находилась на этом фронте в июне. Эта армия - последняя армия, которую может выставить Австро-Венгрия».

А. А. Брусилов надеялся на совместные боевые усилия союзников, отметив в интервью, что крайне необходимо, чтобы оперативно-стратегические усилия армий держав Антанты были «объединены друг с другом» - и все союзные армии вели наступление в одно и то же время. Именно это, по мнению генерала, ускорит окончание тяжелой войны.

По мнению А. А. Брусилова, победа Антанты гарантирована - и война могла закончиться в августе 1917 года.


А. А. Брусилов.

С генералом полностью солидарен французский военный специалист подполковник Лярше, отмечавший, что Русский фронт принял на себя основную массу австро-венгерской армии – и было весьма вероятно, что если бы в кампании 1917 года Россия продолжила борьбу с такой же энергией как и в предыдущем году, то в 1917 году Австрия рухнула, и война была бы, соответственно, сокращена на год [Подполковник Лярше. Некоторые статистические данные войны 1914-1918 гг. // Военный зарубежник. 1934. №12. С. 128].

Но добиться полной согласованности в действиях союзников так и не удалось.

А. П. Будберг писал, что огромный ущерб общесоюзному делу Антанты, надолго затянувшему войну, была абсолютно непоколебимо выдержанная аккуратность англо-французского главнокомандования применительно к срокам начала наступления на Сомме. Генерал совершенно обоснованно считал, что если бы союзники России поступили так же альтруистически как и их восточный партнер (нарушивший свои планы и бросившийся спасать Италию в ущерб боеготовности брусиловских армий), начав наступление на месяц раньше, то тогда германцы, гарантированно связанные на Французском фронте союзным наступлением, оказались бы не в состоянии перебросить на восток те первые 18 дивизий, которые ими были сняты с Французского фронта в первой половине июня. Быстро прибыв в Галицию, эти соединения спасли Австро-Венгрию от полного разгрома ее вооруженных сил. Но в те судьбоносные дни, когда мощная и неожиданная для противника лавина русского наступления в Галиции крошила армии неприятеля и этим прокладывала верный путь к окончательной и скорой общесоюзной победе, англо-французы не сочли возможным поступиться своими оперативными планами и, досрочно нанеся противнику удар во Франции, лишить его возможности пользоваться преимуществом внутренних операционных линий, перебрасывая свои войска на восток. Германскому блоку было подарено 3 драгоценные недели оперативного времени – и он смог выправить и укрепить свое положение в Галиции раньше, чем началось союзное наступление на Соммe [Будберг А. П. Указ. соч.].

Это обстоятельство отмечали и другие военные специалисты.

Таким образом, при согласовании усилий союзников по Антанте и нанесении скоординированных ударов по противнику присутствовал реальный шанс добиться военной победы над Четверным союзом уже к концу кампании 1916 года.

Надежды генерал-адьютантов, не сбылись, но был приобретен бесценный опыт, который должен был сказаться в ходе общего наступления армий держав Антанты в кампании 1917 года. В ходе этой кампании кризис резервов противника был бы еще более острым, и при должной координации военных усилий союзников можно было добиться победы в 1917 году. В силу известных причин общесоюзное наступление 1917-го было сорвано, и Германский блок продержался еще год.

Об этом не могли знать генерал-адьютанты М. В. Алексеев и А. А. Брусилов в 1916 году, но в своих интервью они показали верное видение стратегической обстановки текущего момента и знание основ коалиционной войны.


Генерал-адьютанты М. В. Алексеев и А. А. Брусилов. 1917 г.
Аутор:
39 коментари
Оглас

Претплатите се на наш Телеграм канал, редовно додатне информације о специјалној операцији у Украјини, велики број информација, видео снимака, нешто што не пада на сајт: https://t.me/topwar_official

информације
Поштовани читаоче, да бисте оставили коментаре на публикацију, морате Пријавите се.
  1. вицтор н
    вицтор н 6. јун 2017. 07:25
    +14
    Победа, которая была так близка в 1916 году, полностью бы изменила историю России!
    Ех ....
  2. парусник
    парусник 6. јун 2017. 07:46
    +2
    По мнению А. А. Брусилова, победа Антанты гарантирована - и война могла закончиться в августе 1917 года.
    ..Если не февраль 1917..коней на переправе не меняют..А тут сменить решили..
    1. ИванТхеТеррибле
      ИванТхеТеррибле 6. јун 2017. 09:09
      +4
      Разговоры о "загадочной русской душе" - это только пыль в глаза, знают нас, как облупленных. Сыграли на русских высокомерии, гордыне и тщеславии. И не прогадали.
  3. Барцид
    Барцид 6. јун 2017. 08:11
    +21
    К сожалению, наши западные союзники не помогали нам, как мы им. Политика, черт ее побери.
  4. Олговић
    Олговић 6. јун 2017. 08:28
    +14
    . Но в те судьбоносные дни, когда мощная и неожиданная для противника лавина русского наступления в Галиции крошила армии неприятеля и этим прокладывала верный путь к окончательной и скорой общесоюзной победе, англо-французы не сочли возможным поступиться своими оперативными планами и, досрочно нанеся противнику удар во Франции, лишить его возможности пользоваться преимуществом внутренних операционных линий, перебрасывая свои войска на восток


    Если бы 20 немецких дивизий остались на Западе-не было бы успеха на Сомме.
    Блок центральных держав был еще силен- и эти 20 дивизий в любом месте сыграли бы свою решающую роль. В 1916 г не могло ничего закончиться. Могло закончиться в на полгода раньше реального окончания, если бы не "Акт национального предательства" (В.В. Путин) в Бресте.

    А Брусилову надо было не штурмовать в пети раз Ковель, а выполнять указания Ставки, наступая в сторону Румынии.
    1. царталон
      царталон 6. јун 2017. 08:41
      +1
      Закончится могло, если бы Северным и Западным фронтами командовали достойные этого люди и если бы в вступлении Румынии в войну Алексеев увидел шанс а не проблемы.
  5. поручник Тетерин
    поручник Тетерин 6. јун 2017. 08:30
    +17
    Прекрасная статья. Автору--моя благодарность за труд! Подобранные материалы отлично освещают усилия, вложенные Россией в общее дело борьбы с Центральным блоком.
  6. царталон
    царталон 6. јун 2017. 08:33
    +2
    Если Брусилов с Алексеем не могли добиться поддержки от Эверта с Куропаткиным, то чего на союзников бочку катить.
  7. Радознао
    Радознао 6. јун 2017. 08:52
    +8
    Как всегда у Олейникова написано в стиле "исторический зигзаг". Много всего рассказал, а выводов так и не сделал.
    Предоставим слово самому Брусилову.
    "Никаких стратегических результатов эта операция не дала, да и дать не могла, ибо решение военного совета 1 апреля ни в какой мере выполнено не было. Западный фронт главного удара так и не нанес, а Северный фронт имел своим девизом знакомое нам с японской вoйны «терпение, терпение и терпение». Ставка, по моему убеждению, ни в какой мере не выполнила своего назначения управлять всей русской вооруженной силой и не только не управляла событиями, а события ею управляли, как ветер управляет колеблющимся тростником".
    Брусилов А.А. Воспоминания. — М.: Воениздат, 1963.
    Брусилов упоминает Западный и Северный фронты.
    Дело в том, что Западный и Северный фронты накопили почти двойное превосходство над противостоявшими им немцами (1,22 миллиона против 620 тысяч штыков и сабель).
    У Брусилова же перевес был меньше: 512 тысяч против 441 тысячи, но честолюбивый Брусилов рвался в бой, а Эверт отсиделся у него за спиной и ссылаясь на неготовность, добился отсрочки начала действий Западного фронта до 17 июня, потом до начала июля. Наступление на Барановичи и Брест 3-8 июля захлебнулось.
    Таким образом, ход летней кампании 1916 года, частью которой был Брусиловский прорыв, ярко показывает уровень Ставки Верховного Главнокомандующего и самого Главнокомандующего. Уровень оказался очень низкий.
    А успех Брусилова был достигнут не БЛАГОДАРЯ. а ВОПРЕКИ их усилиям. И получил за этот прорыв Брусилов не орден Святого Георгия 2-й степени, а только георгиевское оружие.

    .
    1. поручник Тетерин
      поручник Тетерин 6. јун 2017. 10:34
      +17
      Ну так Брусилов приказал Особой армии наступать на Стоходе, вследствие чего там была выбита значительная часть Гвардии. Прорыв фронта был осуществлен им блестяще, а вот дальнейшие действия--увы, нет.
      А что же до Западного фронта--Эверт берег солдат. Маховик оборонной промышленности России только набирал обороты: производство тяжелой артиллерии еще не позволяло снабжать ею все фронты одновременно. По опыту Нарочских боев Эверт полагал невозможным наступление летом 1916, но настаивал на наступлении весной 1917, в координации с действиями союзников. Француз Нивель в 1917 году, в аналогичных условиях положил десятки тысяч человек при попытках прорвать фронт, а царский генерал, пусть и совершая служебный проступок берег своих людей. И, кстати, резервы и снаряды он с готовностью направлял Брусилову, поддерживая его усилия.
      https://cyberleninka.ru/article/n/aleksey-ermolae
      vich-evert-zabytyy-general-zabytoy-voyny
      1. царталон
        царталон 6. јун 2017. 10:56
        +2
        Берёг солдат говорите, Юго-западный фронт обливается кровью, а на Западном берегут солдат, те дуреют от безделья и начинают разлогаться, Брусилов не просил не подкреплений не снарядов он просил перейти в наступление, думаю весной 17 Эверт опять заявил бы что он не готов, погода не та и так далее.
        1. поручник Тетерин
          поручник Тетерин 6. јун 2017. 11:30
          +14
          Летом 16-го Западный фронт еще не разлагался. И, да, Эверт не хотел бросать солдат по белорусским болотам на не полавленную артиллерией оборону немцев. Брусилов на Стоходе уже попробовал сунуться в заболоченную местность без тяжелой артиллерии--результат я уже написал выше. Эверт дураком не был и солдат берег.
          P.S. Вы статью, ссылку на которую я привел, читали? Там же четко сказано--в 16 году, еще весной, до начала боев Эверт был против наступления. А до начала планировавшегося наступления 1917 года, Эверт заявлял о готовности и необходииости наступления своего фронта.
        2. воиака ух
          воиака ух 27. март 2018. 11:51
          0
          "Брусилов не просил не подкреплений не снарядов он просил перейти в наступление,"////

          Против Брусилова были австро-венгры, а против Эверта - немцы.
          Перешел бы наступление, его бы разбили.
          Что и произошло с самим Брусиловым, когда он начал бодаться с немцами.
      2. Олговић
        Олговић 6. јун 2017. 11:05
        +13
        Цитат: поручник Тетерин
        Прорыв фронта был осуществлен им блестяще,


        Планирование и осуществление прорыва осуществил генерал ХАНЖИН-истинный герой Луцкого прорыва. Он же и получил самое значимое награждение.

        Представление же на награждение Брусилова орденом Св. Георгия 2-й степени Император НЕ утвердил.
        Цитат: поручник Тетерин
        от дальнейшие действия--увы, нет.

        Истина је.
        1. Радознао
          Радознао 6. јун 2017. 11:13
          0
          А не утвердил, потому что боялся и не верил в успех. Брусилов взял ответственность на себя, а Главнокомандующий зажал орден.
          1. поручник Тетерин
            поручник Тетерин 6. јун 2017. 11:44
            +13
            Так представление на награждение было уже после прорыва фронта. Чего там бояться то было? А вот за чудовищные потери гвардейцев--его и с должности можно было снять.
            1. Радознао
              Радознао 6. јун 2017. 11:45
              +2
              Не орден давать боялся, наступление начинать боялся!
              1. поручник Тетерин
                поручник Тетерин 6. јун 2017. 12:05
                +12
                Император? Боялся начать наступление? Воля Ваша, но это уже из области ненаучной фантастики.
                1. Радознао
                  Радознао 6. јун 2017. 12:40
                  +3
                  Из области ненаучной фантастики ваши исторические знания.
                  Даже фанатический поклонник Николоя II Петр Валентинович Мультатули в своей книге «Господь да благословит решение мое...» вынужден изворачиваться, чтобы как то Главнокомандующего представить Главнокомандующим. Надо отдать ему должное. Однако никуда не делись мемуары того же Брусилова, Деникина, дневники Куропаткина и пр. и пр. и пр. Так что работайте с первоисточниками.
                  1. поручник Тетерин
                    поручник Тетерин 6. јун 2017. 12:55
                    +12
                    Тогда у меня к Вам 2 вопроса.
                    1. Причем здесь Мультатули? Разве я на него ссылался?
                    2. Где в воспоминаниях Деникина, Брусилова или Куропаткина сказано, что Император боялся начинать наступление? Если это есть, то приведите соответствующую цитату с указанием источника.
                    1. Радознао
                      Радознао 6. јун 2017. 13:02
                      +2
                      21 мая вечером Алексеев опять пригласил меня к прямому проводу. Он мне передал, что несколько сомневается в успехе моих активных действий вследствие необычного способа, которым я его предпринимаю, то есть атаки противника одновременно во многих местах вместо одного удара всеми собранными силами и всей артиллерией, которая у меня распределена по армиям. Алексеев высказал мнение, не лучше ли будет отложить мою атаку на несколько дней для того, чтобы устроить лишь один ударный участок, как это уже выработано практикой настоящей войны. Подобного изменения плана действий желает сам царь, и от его имени он и предлагает мне это видоизменение. На это я ему возразил, что изменять мой план атаки я наотрез отказываюсь и в таком случае прошу меня сменить. Откладывать вторично день и час наступления не нахожу возможным, ибо все войска стоят в исходном положении для атаки, и, пока мои распоряжения об отмене дойдут до фронта, артиллерийская подготовка начнется. Войска при частых отменах приказаний неизбежно теряют доверие к своим вождям, а потому настоятельно прошу меня сменить. Алексеев мне ответил, что верховный уже лег спать и будить его ему неудобно, и он просит меня подумать. Я настолько разозлился, что резко ответил: «Сон верховного меня не касается, и больше думать мне не о чем. Прошу сейчас ответа». На это генерал Алексеев сказал: «Ну, бог с вами, делайте как знаете, а я о нашем разговоре доложу государю императору завтра». На этом наш разговор и кончился. Должен пояснить, что все подобные мешавшие делу переговоры по телеграфу, письмами и т. п., которых я тут не привожу, мне сильно надоели и раздражали меня. "
                      Брусилов А.А. Воспоминания. — М.: Воениздат, 1963.
                      1. поручник Тетерин
                        поручник Тетерин 6. јун 2017. 13:53
                        +12
                        Источник, мягко говоря, сомнительный, но так уж и быть, не стану заострять на этом внимание. Вопрос: где в приведенном отрывке Вы видите страх Императора перед наступлением. Недоверие со стороны Государя и Ставки к новаторскому способу прорыва фронта--есть. Но это разумно, опасаться распыления сил в то время должен был любой военачальник. Но из этого отрывка видно доверие Николая II Брусилову--он не приказывает в обязательном порядке, а предлагает пересмотреть план наступления. Действия вполне разумные.
                      2. чича Мурзик
                        чича Мурзик 7. јун 2017. 10:43
                        +2
                        До смешного дошло,опять источники у Поручика Тетерина и у Ольговича не те!опять их личиком да по фактам! лаугхинг
                    2. Олговић
                      Олговић 6. јун 2017. 13:37
                      +13
                      Цитат: поручник Тетерин
                      Где в воспоминаниях Деникина, Брусилова или Куропаткина сказано


                      Разве можно брусилова брать в качестве независмого авторитета и источника?

                      Человек писал то, что НЕОПХОДНО было писать при той власти, причем человек обиженный на Императора.

                      Не забудем, что и его единственного сына белые расстреляли.
                      1. поручник Тетерин
                        поручник Тетерин 6. јун 2017. 13:57
                        +13
                        И это тоже верно. Воспоминания, публикуемые советскими издательствами, нередко редактировались в угоду "текущему политическому моменту", особенно воспоминания офицеров императорской армии.
                      2. чича Мурзик
                        чича Мурзик 7. јун 2017. 10:43
                        +2
                        До смешного дошло,опять источники у Поручика Тетерина и у Ольговича не те!опять их личиком да по фактам! Д
    2. војник
      војник 6. јун 2017. 13:40
      +19
      Радознао
      Как всегда у Олейникова написано в стиле "исторический зигзаг". Много всего рассказал, а выводов так и не сделал

      Да
      Как всегда - смотрю в книгу а вижу.... что хочется
      Вывод написан черным по белому - из-за несогласованности действий на Русском и Французском фронтах упущен шанс завершить войну в 1916 г.
      Если уж неугодно прислушаться к мнению русских генералов - приведены цитаты немцев и французов.
      Кстати - по поводу мемуаров Брусилова. Они писались уже в советское время и очень тщательно редактировались. Недаром выдержали несколько переизданий. Так что высказывания генерала во время войны и его слова в 20-е годы - две большие разницы
      1. Радознао
        Радознао 6. јун 2017. 14:03
        +3
        А анекдот: идет Брусилов по Царскосельскому дворцу и видит всхлипывающего наследника Алексея. «О чем печалитесь, Ваше Высочество?— Немцы бьют наших, папа огорчается, наши бьют немцев, мама плачет!» тоже в советское время придуман?
        1. војник
          војник 6. јун 2017. 14:13
          +17
          Мне больше такой анекдот нравится (и он кстати косвенно говорит о достоверности тогдашних, а может и не только тогдашних, анекдотов).
          Немца спрашивают: Возможна ли в Германии революция?
          Немец отвечает: Невозможна.
          Его спрашивают: А почему?
          Немец отвечает: Потому что она запрещена указом Кайзера лаугхинг
          1. Радознао
            Радознао 6. јун 2017. 14:18
            +2
            Анекдот, который был в моде в октябре 1904 г. в Петербурге: «Почему вдруг понадобилась конституция, ограничивающая монархию? Ведь уже десять лет мы имеем «ограниченного» царя!».
            1. поручник Тетерин
              поручник Тетерин 6. јун 2017. 20:00
              +11
              Если судить о правителях по анекдотам, то про советских "вождей" анекдотов, включая похабные и оскорбительные, было придумано намного больше.
              1. чича Мурзик
                чича Мурзик 7. јун 2017. 10:48
                +2
                голубчик ПоручикТетеринъ таки советские вожди вывели Россию во вторую державу в мире а во многом и первую, в отличии от недалекого ампиратора николашки! лаугхинг
                1. Косхнитса
                  Косхнитса 7. јун 2017. 14:13
                  +1
                  Да-да, мы помним подвиги советских людей в 1991 году.
                  Куда вторая чи первая в мире держава подевалась, кстати?
                  1. чича Мурзик
                    чича Мурзик 7. јун 2017. 14:22
                    0
                    Кошница ой ветеран66- фантазер вернулся,которому медаль дали! ну как там перевод удался! лол Ну хоть в истории останется первой.в отличии от нынешнего либерального болота! Д
                    1. Косхнитса
                      Косхнитса 7. јун 2017. 14:31
                      +3
                      Люблю тыкать нагадивших котиков в их экскременты, ничего не поделаешь.
                      Отучаю гадить лаугхинг
  8. ннз226
    ннз226 6. јун 2017. 14:04
    +5
    Как всегда Россия "вкалывала", гоняя австрияков, союзнички на букву "Б" (бл..ские) ни хрена не делали, а в августе 1914 г. на истерику заходились, чтоб русские их спасали... Так что избави боже Россию от таких "друзей", а от врагов она сама избавится!
    1. Косхнитса
      Косхнитса 7. јун 2017. 14:15
      +3
      Как в 1941 году, горой трупов на Волге? Да-да, мы всё помним.
  9. самарин1969
    самарин1969 6. јун 2017. 19:56
    +2
    В 1916-м не было шанса сломить Германию. Железные дороги позволяли перебрасывать немецкие корпуса за считанные дни. Брусилов ценой сотен тысяч русских жизней облегчил положение французов под Верденом. В "благодарность" "союзники" организовали переворот в 1917 году.
    п.с. Невыученный урок современной власти "РФ". История - это не борьба за "правду", "демократию", "справедливость".
    История - это жестокая и беспринципная борьба одних народов против других за место под солнцем.
    1. војник
      војник 6. јун 2017. 20:22
      +19
      То-то и оно, что при одновременной активности Русского и Французского фронтов перебрасывать (при отсутствии крупных резервов внутри Германии) было бы нечего.
      Это и есть кризис резервов - их было два: летом 16 и осенью 18 года. Итог второго известен, а в 16-м к сожалению не дожали.
      Но дело даже не в Германии. Падение Австро-Венгрии открывало подбрюшье Германии, пробивало жуткую брешь и заводило процесс обрушения всего Четверного союза - как карточный домик (опять же как в 18-м - только в 18-м все началось с Балкан).