Војна смотра

Наши люди. «Фантомный» орден от Вьетнама

12
Наши люди. «Фантомный» орден от ВьетнамаЭтой статьёй мы открываем целую серию очерков о наших людях. О наших по духу. О тех, кто ковал победы СССР. О тех, кто является живой историја нашего государства. О людях, которых вы видите каждый день, но не знаете об их судьбе.

Они — наша живая история. Пока живая. И нужно успеть её рассказать со слов участников событий. Чтобы не затерялась в пустых словах и надуманных образах потом. После того, как они от нас уйдут.

Очень надеемся, что такие истории есть и у вас. Такие же люди живут рядом с нами. Незаметные герои. Творцы истории государства российского. И наш долг — рассказывать о них.

Мой сегодняшний собеседник, как он считает, совершенно обычный человек. Бывший рабочий. Всю жизнь проработал на Омском заводе имени Карла Маркса. Сорок лет собирал и регулировал то, что помогало выживать нашим солдатам и офицерам, и было реальной угрозой жизни для наших противников. Занимался тем, что мы сейчас называем системами защиты и наведения.

Найти этого интересного человека помог случай. Если кто помнит мою статью "Не чувам дедине награде", заметит, что главные герои носят одну, не очень распространенную фамилию. Совершенно правильно. Мой сегодняшний собеседник — Додух Николай Иванович. Продолжатель рода сибирских казаков Додухов. Сын главного героя предыдущей статьи.

Больше месяца Николай Павлович отнекивался. Что там писать? Работал на заводе, и всё. Получал хорошо. Дочку вырастил. Живу счастливо до сих пор.

Выручил меня его правнук Андрюха. Принес интересную награду. Интересную и мало у кого встречающуюся. Вьетнамский орден Солдатской славы! Дедушка дал поиграть.

Дело в том, что по статуту ордена им награждались только солдаты. Аналог нашего ордена Славы. Офицеры награждались орденом Боевых заслуг.

Откуда? Как? Неужели в 1974 ты был солдатом? Вцепился я в деда серьезно. Как бульдог. То, что сумел "выгрызть", предлагаю вашему вниманию.

— Николай Иванович, как все начиналось? Как ты оказался на заводе?

— Начиналось... Наверное, как и большинства мальчишек военного поколения. Отец, как ты знаешь, погиб. Мать нас растила одна. Ну и надорвалась. Как раз через месяц после того, как я в ремесленное поступил. В 1950-м. Почему в ремесленное? Да просто потому, что там одежда, кормят раз в день, общежитие. Да и образован я был для того времени — 7 классов окончил.

Ремесленное училище номер 3 при заводе имени Карла Маркса. Называлось училищем, но образование давало среднетехническое. Техникум вроде как. Так три года и учился там.

Обучали нас серьезно. Учились и постоянно в цехах работали. Учителя теорию давали, а мастера заводские — практику. Чтобы руки привыкали. Как они тогда нам говорили, чтобы руки знали. Работа-то почти ювелирная.

Это сейчас станков понаделали, а деталь какую-нибудь, что мастер в наше время за полдня выточит и доведет до ума, неделю то программируют, то перепрограммируют. А то и больше. Тогда каждый мастер на вес золота был. Штучные рабочие у нас были. Никто не мог, а он мог.

Ну и работали мы не на макетах, а на реальных станках и выпускали оборонную продукцию. Наверное и сейчас, где-нибудь в Африке, на rezervoari наши радиостанции стоят и работают. Качество было тогда. Мы эти станции на заводе имени Козицкого собирали. (Станций не видел, точнее, не присматривался никогда, а вот радиоприемники с родным названием "Ишим" встречал. — Прим. авт.)

Ну, а в 53-м окончил училище — и на завод. Полноправным регулировщиком радиоаппаратуры.

— Почему на завод? Ведь восемнадцать тебе уже исполнилось. А как же армия?

— Молод ты ещё. Тогда в армию забирали в 19 лет. Но это не главное. Отработать на заводе нужно было 2 года. Чтобы навык не потерялся и опыт появился. Да и государственные деньги за обучение вернуть надо было. Закон такой был. Правильный закон.

Да и город наш, хоть и огромный, но всегда был закрытым. Сам наверное, бегал на вокзал танки смотреть (смеется). Как они из сборочного цеха выезжают. (Было такое дело. Какой-то умник виадук через пути прямо над воротами сборочного цеха построил. Стой и смотри на все новейшие достижения танкостроения. — Прим. авт.)

Работал до 55-го года. А уже потом в армию. Там, правда, тоже история вышла. Специалист по радиоаппаратуре вообще редкая специальность была. А нас сразу несколько было. Рвали нас на части "покупатели".

Только за несколько часов до отправки приехали на сборный пункт офицеры из госбезопасности и забрали всех скопом. Всех заводских. Будете радистами, сказали.

В армию ехали по-королевски. Через всю Россию. В Прибалтику. В Каунасе служил. В плацкартном вагоне везли. Остальные в общем, а мы в плацкарте. Молодежь-то не знает, что были тогда такие общие вагоны. По 9 человек в купе. Как кильки в бочке. Так и возили солдат.

— А каких войсках служил?

— Радистом я был. Все 4 года радистом. У меня даже удостоверение сохранилось. Радист 3 класса. Даже на Севере мог работать.

— А почему 4 года? Служили же по 3.

— Так я и служил три. А четвертый готовил себе смену. Рация сложная у нас была. (Как мне кажется, служил Николай Иванович в одном из старейших подразделений РЭБ. Но это мои предположения. Уж очень много сходится в описании. — Прим. авт.) Отслужил и вернулся в Омск, на свой завод. В родной 26-й цех. На всю, как говорится, оставшуюся жизнь. И опять регулировщиком радиоаппаратуры.

— Чем занимался? Сейчас, наверное, уже можно говорить.

— Чем? (Смеется.) Хвосты оберегали…

— Какие хвосты? Чьи? Совсем я что-то запутался. Уж объясни, что к чему.

— Говорю же, хвосты берегли. У самолетов. Первые сборки УР-17 мои. Через мои руки прошли все. Это аппаратура такая, для того, чтобы летчики всё видели и слышали, что на хвосте делается. Ох, и накатались мы тогда — то в Ташкент, то в Казань. А потом стали регулировать системы для ракет наших.

— Поподробнее можно? Для наших, это для тех, что у нас в городе делали, или для "советских" иногородних? (Дело в том, что и ракеты мы производим. Знаменитые системы "Ангара" — наша работа.)

— Много будешь знать — полысеешь быстро. (Смеется.) Сказал для наших, значит, для наших. Мы же глаза и уши ракет делали. И даже можно сказать, мозги. Помнишь, может, того американского летчика, что над Свердловском с неба скинули? Наша капелька труда и в этом есть. Не знаю, моего ли, или напарников, но есть точно. Завода нашего труд сработал.

— Ну ты Штирлиц, Николай Иванович. Гестапо бы уже сдалось. Прекратило допрос. Клещами из тебя приходится информацию тащить.

— А какая информация у старика? (Смеется.) В общем, отправили меня в командировку во Вьетнам. В 1974 году. Нужно было научить наши ракеты летать под управлением не наших солдат. (Смеется.)

Там тоже история случилась. Я же беспартийный. В Москве на собеседовании такой вой подняли… Офицеры все партийные. Напарник мой партийный. А я нет. На всю команду двое гражданских, и такой конфуз. Директору завода с самых верхов звонили. Меняй рабочего. А тот — ни в какую. Вам специалист нужен или агитатор? Нет у меня лучшего специалиста. Так и отправили, без партбилета.

Ещё в армии предлагали вступить. А зачем? А на заводе каждый год, да по нескольку раз. А выпустили, наверное, из-за моей службы. Не только из-за специальности.

Добирались мы до Вьетнама сутки. На Ил-18 летели. Полсамолета вьетнамцев и мы. Пока над землей летели, ещё ничего. А вот над океаном… Самолет как вафельное печенье хрустит. То падаем, то взлетаем. Вьетнамцы пластом в хвосте лежат, наши с рыбьими глазами пакеты бумажные друг у друга выпрашивают.

Вьетнамцы вообще слабенькие, маленькие совсем. Здоровья никакого. Как из них пилотов для самолетов наших делали, не представляю. Такие уменьшенные копии китайцев. Лица похожи, но мелковаты.

Прилетели в Ханой. А там сауна. Влажность почти 100% и температура под 50. Это для сибиряков-то. Правда не задержались мы там. Поехали на станцию работать.

— А что делали-то? Что значит «работать»?

— Работать — значит работать. Вьетнамцев наши офицеры учили ракетами управлять, за небом следить. Всё на пальцах. Смешно было наблюдать за переводчиками. Ну нет таких слов в их языке, чтобы объяснить технические термины.

— Смотреть за небом — это как?

— Просто. У нас аппаратура мощная была. Летят самолеты, ещё и не во Вьетнаме, а мы их уже видим. Предупреждаем. Американцы там с разных сторон заходили. Потому и летали кто 20 минут, а кто все 40. Побаивались нас. С большой высоты бомбы скинет и бежать. Чтобы ни ракеты, ни самолеты не достали. Так и сидели. А если на нас летели, наших всех быстро увозили. Из возможной зоны бомбежки. На нашу базу. Её американцы не бомбили. Боялись ответа нашего.

— А кормили как? Отдыхали где?

— На убой кормили. Нам же чеками платили. Желтыми. Чеки внешторга, на которые в магазинах "Березка" можно было купить импортные вещи по смешным для советского человека ценам. Вот многие и экономили.

Начальство как узнало, так и решило, что треть зарплаты на питание и отдых отчислять. Так что ели по-царски. От пуза, что называется. А по выходным нас на острова возили. Там островов много. Красивые. Особенно понравился остров имени Гагарина. Купались там, танцевали… Курортники, одним словом. Достопримечательности изучали, быт людей.

Поражало, как работают вьетнамцы. Маленькие, в своих шляпах-зонтиках целыми днями бродили по рисовым полям. Не разгибаясь. Рис-то в воде растет. По колено в воде. Жара, москиты, а они как привязанные в этой воде.

А я ещё и в Ханой каждую неделю ездил. Кино нашим крутил. Вот за пленками и ездил. Все фильмы советские пересмотрели тогда. Все-таки на Родину тянуло. Так год и прожили.

А потом вьетнамцы объединяться решили. Война вроде прекратилась, и нас эвакуировали домой, в СССР. Домой приехал отъевшимся, помолодевшим. (Смеется.) Друзья не узнавали на улице.

— Стоп, стоп. А орден? Ведь это одна из высших наград Вьетнама. А для солдата вообще высшая. Только Герой выше. Не поверю, что вьетнамское правительство просто так раздавало такие награды. Рассказывай, Николай Иванович, что почем...

— Да нечего рассказывать. Мы с напарником там малость усовершенствовали нашу станцию. Перенастроили. Раньше для начала работы нужно было 2 минуты, а потом 30 секунд. Сам понимаешь, насколько это быстрее для наведения выходит.

— Ну хитрец. Я же знаю эту историю с "Фантомом". Сказки потом расскажешь. О трудовых подвигах под бомбами.

— Вот репей… Дело было так. Прошляпил наш вьетнамец самолеты. Прозевали мы "Фантомы" эти. По рации только и узнали, что летят. В общем, самолет уже вот-вот появится. Не успеваем мы.

А у американца тоже аппаратура стоит. Не видит нас. Не работаем. Вот по-наглому и летит. Героизм показывает. Хочет наверняка отбросаться. Они обычно ковровыми стелили. Большая высота и опасность минимальна. А этот нахал попался.

Сыграл этот операторский зевок против самолета. Мы включились быстро, помогла новая настройка, и всё. "Фантом" в зоне поражения. И бежать некуда. Отбегался, короче.

Не успел он сбежать. И упал уже в кусках. Красиво так разлетелся. Бомбы что ли сдетонировали… Не знаю. Хорошо ребята тогда сработали. Так что мне больше за труд орден дали. Не я нажимал на пуск.

— А потом как жил?

— Так в своем 26-м цехе и жил. До 1993 года. Что делали, не помню особо. Но работали тогда много. Работал по своей специальности.

За границу больше не получилось съездить. Хотя собирался много раз и один, и с семьей. К примеру, собрался с женой и дочерью в Индию на три года. Уже на чемоданах сидим. Хлоп — у них Индиру убили. Отмена. Потом с Кубой то же самое, с Африкой. Не судьба, значит.

— А как завод? Приглашают заслуженного ветерана на праздники? Поздравляют?

— Раньше приглашали. А сейчас забыли. Наверное, думают, что нет меня уже. Наших-то (слово-то какое, фронтовое), не осталось. Да и от завода мало что осталось. Обрубок какой-то. Работают вроде. Но заброшенно все как-то выглядит.

Я не в обиде. Новое время. Новые люди. Новые задачи. Пусть решают. Мы уже как музейные экспонаты, поштучно нас считать можно.

— Спасибо, Николай Иванович, за беседу. Интересный у нас разговор получился. Интересный и поучительный. Для нас поучительный.

А директору завода имени Карла Маркса пусть будет стыдно. Стыдно за свою черствость, за забывчивость и нежелание воспитывать свой новый коллектив на примере таких вот рабочих. Ветерану много ли надо? Открытку к празднику, букетик цветов. Да приглашение в родной цех на экскурсию.

Только для современных менеджеров это расходы непроизводственные. Головная боль лишняя.

Может, пора уже с оборонных предприятий этих менеджеров вымести? Поставить директора. Чтобы не только деньги мог зарабатывать, но и производство знал. Чтобы ветеранов и вообще коллектив свой любил. Чтобы мог, как тот советский директор в 74-м, ответить Москве: вам специалист нужен или агитатор?

Меньше чем через месяц,10 июня, Николаю Ивановичу Додуху исполнится 80 лет. Я обязательно от себя лично, от редакции "Военного обозрения", от вашего имени, дорогие читатели, поздравлю его с этим юбилеем. От всего сердца поздравлю.
Аутор:
12 коментари
Оглас

Претплатите се на наш Телеграм канал, редовно додатне информације о специјалној операцији у Украјини, велики број информација, видео снимака, нешто што не пада на сајт: https://t.me/topwar_official

информације
Поштовани читаоче, да бисте оставили коментаре на публикацију, морате Пријавите се.
  1. бубалик
    бубалик 20. мај 2015. 08:30
    +7
    Очень интересно, спасибо. Вот так живешь и не знаешь, что твой сосед "дядя Вася", не просто "слесарь,токарь,,,"

    Питање
    Дело в том, что по статуту ордена им награждались только солдаты.

    так это орден или медаль,информации что-то мало я нашел, и как же статут?
    Медалью «Солдатская слава» награждаются должностные лица, профессиональные военнослужащие и оборонные работники, служащие в подразделениях Вьетнамской народной армии после 20 июля 1954 года.
    может я плохо искал? hi
    1. домокл
      домокл 20. мај 2015. 12:27
      +3
      Это Орден Солдатской Славы.Именно так звучит название этой награды.Точный аналог советского ордена Славы.И награждений могло быть много..
  2. Добро
    Добро 20. мај 2015. 08:31
    +4
    Может, пора уже с оборонных предприятий этих менеджеров вымести?

    Давно пора! А вот таким Работягам за их трудовые подвиги сделать достойную зарплату, чтобы с них пример брали!
    Еще я думаю нужно ввести на оборонных предприятиях гос.награды за трудовую доблесть.
    1. Пилат2009
      Пилат2009 20. мај 2015. 17:55
      0
      Цитат: Љубазно
      Еще я думаю нужно ввести на оборонных предприятиях гос.награды за трудовую доблесть.

      Скажу по секрету,награды есть.Не знаю гос или нет,но отраслевые точно-например медаль Королева или Гагарина.А раньше ,до перестройки и ордена давали,правда больше начальству,но иногда и трудягам перепадало,кто по 30-40 лет отработал
  3. ветеран66
    ветеран66 20. мај 2015. 08:35
    +3
    Хорошая статья, даже слезу вышибло. Не только военспецы там были, оказывается, даже гражданские отметились на передовой. Заслуженый ветеран!!! А про менеджеров (д)эффективных правильно сказано, гнать поганой метлой!!!
  4. СхиваКСНУМКС
    СхиваКСНУМКС 20. мај 2015. 08:40
    +2
    Дед красавец...из таких людей-гвозди делать....Слава, Слава, Слава!!!!!!!!!!!!!
  5. Рус2012
    Рус2012 20. мај 2015. 10:30
    +2
    Автору Domokl, как говорится по русски, снимаю шляпу! hi

    Спасибо, что расспросил, написал. Иначе, так бы никто и не узнали про мастера Николай Ивановича Додуха, сам бы не рассказал.
    Ещё бы и фото Героя не помешало...
  6. 0255
    0255 20. мај 2015. 10:41
    +5
    хочется спросить у советских идеологов - зачем было засекречивать информацию о наших в Корее, Вьетнаме, Африке и Ближнем Востоке? Ведь мы имеем право гордиться и их подвигами. Пичкали только людей лозунгами "Мир Труд Май", "Слава труду", чем вызвали только отвращение народа.
    Обязательное вступление в партию для отправки на войну - тоже бред. Мне один дед рассказывал, как его отправили в 1971 году на войну в Египет. Он не был комсомольцем, заставили вступить. Приходит вступать - ему сказали "у твоей матери дома висит икона, пока твоя мать её не выкинет - мы тебя в комсомол не возьмём". Он не захотел заставлять мать выкидывать икону, в комсомол его отказались брать. Настало время отправляться - у него спрашивают "ты почему не вступил в комсомол?". Он рассказал про историю с иконой. Из военкомата позвонили в комсомол "что вы до иконы докопались, ему пора на войну отправляться, быстро взять его несмотря на икону" - только тогда его взяли. И икона у его матери осталась висеть.
    Американцы чтят своих "героев" Кореи, Вьетнама, Гренады, Панамы, Ирака, Югославии, снимают документалки о них (не всегда правдивые) и боевики (пусть и в стиле как Шварцнеггер/Ван Дамм/Вин Дизель классно врагов мочит), а мы ничего не знаем о наших спецах, боровшихся за правое дело. И нашим киношникам милее поливать грязью нашу историю, снимая "Сволочей" или "Сталинград"
  7. Герк
    Герк 20. мај 2015. 16:37
    +3
    "...На нашу базу. Её американцы не бомбили. Боялись ответа нашего...." надеюсь, что это чувство к американским воякам скоро вернётся.
  8. Волга Цоссацк
    Волга Цоссацк 20. мај 2015. 19:24
    +3
    спасибо! душевная статья. на душе тепло стало - горжусь что у нас такие Люди!и такая Страна!Поклон за статью!
  9. Ментор
    Ментор 20. мај 2015. 19:49
    +2
    Большое спасибо автору, и низкий поклон Николаю Ивановичу за его скромный героизм.
  10. игорсв
    игорсв 22. јун 2015. 19:26
    0
    Вот так всегда - подвиг ума не кому не известен, хотя он более ценен, чем подвиг самопожертвования. А более, потому что он ещё может повторится, а самопожертвование одноразово. с детства выделяют подвиг погибших, а подвиг выживших (рядовой подвиг ума) значительно реже. Выжить за Родину сложнее. в училище - не числом, а умением, по жизни - любой ценой. жаль.